Родителям приходится жаловаться на лень и алчность молодого поколения, однако они считают, что с них уже хватит.

«Они вовсе ничего не знают! – рассказывает одна преподавательница. – Никто из поколения современной молодежи и представить себе не могут, как на самом деле живут люди. Каждый из них испорчен».

Китайское поколение Балинхоу

В последние лет пять очень часто приходится слышать высказывания такого рода. Это тема № 1 для китайских печатных изданий. К тому же молодежь получает как справа, так и слева. Так, в прошлом году журналист и генерал-майор в отставке Ло Юань (Luo Yuan), занимающий ультрапатриотические позиции, назвал это поколение физически и ментально ущербным. «Женственных у них более чем достаточно, а мужественных – явно не достает, - говорит он. – Характерные черты для них - бесхарактерность, нерешительность, а вдобавок и слабы физически, разве сумеют ли они брать на себя большую ответственность?» В тоже время автор и критик социальных процессов Мужун Сюэцунь (Murong Xuecun) вылил свою порцию негатива на молодежь в американском издании Foreign Policy. «Объевшееся до ожирения фастфудом с “Кока-колой” поколение молодых людей доверяет непосредственно официальным декларациям. Очень часто его представители вообще расценивают какие-либо попытки спорить с центральной линией ересью. Для них не представляет никакого интереса разбираться в деталях».

Все это имеет свою долю истины. После приезда на территорию КНР, подобно большинству экспатов, определённое время проработал учителем, перед тем, как представилась возможность устроиться журналистом и редактором. Как-то был вынужден силой втягивать из класса 19-летнего юношу, который принялся буйствовать, стучать кулаками об стол и пол, всячески отказываясь покидать урок добровольно. Высказывания Мужуна касательно того, что молодежь, не раздумывая «глотает» любую официальную пропаганду, звучит несколько неубедительно во время, когда доверие к правительству подорвано распространением социальных сетей, вот только что имеет ввиду под своими словами Ло догадаться несложно. Как ни странно, в особенности пухлыми оказываются дети военнослужащих. Работники старшей школы около военной базы не раз упоминали о том, что их глупые подопечные «похожи на толстые, болтающиеся пенисы», и вели споры на предмет того, кто из их учеников больше всего «напоминает сардельку».

 «Продуктовые» высказывание по большому счету очень характерны для данной тематики. Китайцы старшего поколения, немного с обидой говорят: «Как же так им все столь просто достается, когда нам приходилось настолько сложно?» Основной целью для критики являются такие себе балинхоу – молодые люди, которые родились после 1980 года, и застали нормирования продуктов питания и возраставшие во время «реформ и открытости». Стоит сказать, что речь идет о среднем классе городского населения, который преподносится китайской прессой в качестве воплощения потребительства. В своем большинстве, критические выпады имеют слабое отношение к настоящим недостаткам молодых людей, однако являются прямым указанием к огромной и беспрецедентной пропасти между юными китайскими жителями городов и старшим поколением.

Молодая аспирантка университета Чжан Цзюнь (Zhang Jun) описала ситуацию следующим образом: «Это колоссальный разрыв между различными поколениями. Разрыв проявляется в ценностях, в благополучии, в уровне образования, в механизмах отношений, в получении информации». В свою очередь, 30-летняя журналистка Линь Мэйлянь, прямо говорит: «С моей матерью у меня нет вообще ничего общего. Нам даже не о чем разговаривать с ней. Ей никак не удается понять, почему я предпочла жизнь такого плана».

Понятное дело, подобное положение дел не является чем-то уникальным. Вместе с тем, большинство народов все-таки может похвалиться более серьезной межпоколенческой преемственностью. Вот только родители того поколения китайцев, которые родились в 1980-е годы, (рожденные, следовательно, между 1950 и 1965 годами) детство и юность провели в провинциальном, маоистском режиме, их мир вовсе не похож на тот, в котором проживают их дети. В период их юности имело только по одному телефону на всю деревню, университеты не функционировали, а работа получалась по приказу сверху. Только представьте себе непонимание и вздор многих родителей западных детей, когда речь заходит об интернете и его значении в жизни их чад, а ещё прибавьте сюда точно такие же чувства относительно брака, студенческой жизни и предпочтения карьеры, и вам хоть немного будет понятно состояние дел в Поднебесной. Населению, которому в двадцать лет приходилось работать в глухих колхозах, нужно иметь дело с тем поколением, для которых нормой жизни являются торговые центры, смартфоны и свидания через интернет.

Поэтому и китайцы из старшего поколения, особенно те, кому сегодня за 50-60 лет, очень часто выглядят будто иммигранты в родном государстве. Они все также полностью дезориентированы, и точно так не понимают преобладающие социальные нормы и принципы, всё так же склонны закрываться в немногочисленных группках. Что касается отношений с детьми, то они так же стараются раздавать советы своим детям, как совершать выбор в конкретной ситуации, в такой, куда они сами никогда не попадали.

Иммигранты очень часто имеют стабильный фундамент принесенных из своей культуры ценностей – религиозных и культурных, - и у них есть возможность на них опираться. Тогда как у детей китайской Культурной революции подобной опоры не оказалось. В период детства и в юности им приходилось строго верить в революционный маоизм 1960-х и 1970-х годов, далее, под конец 1970-х их уверяли, что всё, к чему они привыкли и что было нормой, оказалось невероятной ошибкой. После этого им преподнесли немного социализма, с нормами которого тут же вступило в противоречие стремление к богатству, а после, в 1980-х годах сюда прибавились и первоисточники либеральной контркультуры, которые, пожалуй, в скором времени были приостановлены происшествиями на площади Тяньаньмэнь. После этого на сцену опять взошли все те же традиционные ценности, что в 1960-х и 1970-х годах были признаны «контрреволюционными» - правительство быстренько смахнуло с них шар пыли и предложили их гражданам в качестве новую национальной основы.

Молодежь принято ругать за материализм, но для их же родителей именно он по-прежнему является основной системой ценностей, поскольку для их поколения исключительным надежным гарантом безопасности считаются деньги. Деньги — либо, хотя бы, неугомонные мечты о них — никогда их не оставляли. «Китайцам нравятся деньги, - говорит аспирантка Чжан, - поскольку у денег отсутствует прошлое». Скудное и аморальное отношение взрослого поколения, видевшего на своем пути «золотую лихорадку» гангстерского капитализма, к аспектам заработка порою сильно шокирует его детей. Насобиравший миллиарды за счет строительного бизнеса поэт и лихач Хуан Нубо (Huang Nubo), сейчас которому немногим за пятьдесят, - один из единиц, кто согласен разговаривать об этом откровенно. В интервью для китайского журнала Caixin как-то он сказал, что «экология общества разрушена». Вместе с тем, Хуан – уникальное явление, к тому же его страхует собственное богатство. Как правило же китайских родителей все-таки больше беспокоит, что их дети в малой степени рвутся к богатству.

Когда мечтами для иммигрантов является то, что их дети станут профессиональными врачами, юристами либо преподавателями ВУЗов, тогда амбиции местных жителей Китая связаны вовсе с другими занятиями. Врачам мало платят, к тому же они работают очень много. Также эта профессия не пользуется большой популярностью по причине хаоса и коррупции в сфере медицинского обслуживания. Юристам необходимо постоянно приспосабливаться к тонкостям регулярно меняющегося права.  Университетские преподаватели получают копейки, и им нужно подрабатывать в прочих местах. Тогда как для китайских родителей в приоритете остаются не профессиональные успехи и вовсе не общественная значимость, а только деньги и гарантии будущего. Для них вообще все равно, какими способами дети будут достигать и того, и другого.

Чжан – многообещающий молодой ученый. Она постоянно ездит с визитами на дипломатические мероприятия и конференции наивысшего масштаба. Она является единственным собеседником, который попросил использовать для неё псевдоним, дабы имя не появлялось во время поиска в интернете. К тому же она добавляет: «Моя мама совсем не понимает, почему я решила всем этим заниматься, если это не может дать “бонусов”. В прошлый раз, новый год я встречала дома, там же был и мой двоюродный брат. А работает он фармпредставителем – заключает договоры с врачами, делится с ними доходом и продает поликлиникам неоригинальные препараты (либо настоящие, только по слишком высоким ценам). Мама не уставал повторять: “Почему бы и тебе не попробовать свои силы там же, где и он? Он же получает так много!” Она вроде бы и все понимает, с чем он имеет дело, только не замечает, что здесь не так».

Родители китайских детей вкладывают средства в их образование, вместе с тем не стыдятся при этом «срезать углы». Разумеется, мало кто способен дать себе шанс поступить так, как семья сырьевых богачей, к которой принадлежит один знакомый парень: когда у него не получилось поступить по знаниям в Университет Цинхуа, тогда было решено приобрести ему гражданство Доминиканской Республики, и таким образом он пошел учится в желаемый ВУЗ в качестве «иностранного студента» - хорошо, что для этого нужно было всего лишь оплатить стоимость обучения. Но вот многие делают так, как поступала мать Чжан, которая приносила учителям взятки, чтобы те усаживали ее дочь за первую парту, где она бы не терялась посреди полусотни одноклассников.

В КНР все еще есть вероятность построить карьеру только на личных заслугах, однако с каждым годом это становится все труднее, поскольку те, кто имеет деньги и связи постепенно разрушают существующие социальные лифты. Допустим такая область жизни, как искусство. Очень часто чтобы принять участие в танцевальном конкурсе общенационального масштаба необходимо выложить 20 000 - 30 000 юаней. Это равняется 3 000 - 5 000 американских долларов, а средняя прибыль горожанина в Китае составляет около 500 долларов за один месяц.

«Победителя определяют строго по таланту. А вот только чтобы твою кандидатуру приняли к рассмотрению, необходимо судьям заплатить. Так что девушкам приходиться или упрашивать своих папочек, или искать себе других, богатых “папочек”», - говорит 21-летняя танцовщица. Вот и в одной из крупных консерваторий Поднебесной, взрастившей массу известных музыкантов, сейчас студентам нужно заплатить директору за дополнительные уроки по 5 000 юаней за один курс. Если все согласны работать грязно, даже у наиболее честных родителей почти не остается шансов на спасение, и многие в результате жертвуют собственными идеалами ради будущего своих чад. «Получается, что мы воспитывали их совсем неприспособленными к современным реалиям. Мы прививали им идеалы, которые внушали ранее нам. Это считалось выражением своего рода невинности, однако сейчас все стремятся к таким вещам, которые мы не научились ценить. Нас приучали к служению обществу, а их сейчас учат совершенно противоположному - думать о себе всеми возможными способами. Уже никто не думает об идеях и о полноценной свободе», – рассказывает Хань Сучжэнь (Han Suzhen), бывшая учительница, которой 57 лет.

Как за года истории Китая, точно также и сейчас самой привлекательной считается должность чиновника. По официальным данным, зарплаты руководителей не очень-то и велики, однако даже небольшая должность в колоссальных рядах бюрократии дает хорошие преимущества и постоянные гарантии трудоустройства. Это получило название «железной чашки риса». Должности среднего ранга открывают пути для взяточничества и мошенничества. «Двоюродный брат-“наркоторговец” все ко мне пристает: “Почему ты не пойдешь в сферу чиновников? Так я мог бы сказать партнерам, что я имею родственницу-чиновницу, и у нас с тобой получилось бы заработать больше”», - говорит Чжан.

Второе, по престижности место, отводится рабочим местам на государственных предприятиях – для примера возьмем нефтяной гигант Sinopec либо «большую четверку» мощных банков. Это также считается тичжинэй, «работой в системе», с огромными ассигнованиями на различные служебные расходы, с основательной социальной защищенностью и – начиная с обусловленного уровня – существенными «откатами». Следовательно, за нее нужно платить или деньгами, или гуаньси (такое слово в Китае используется в качестве влияния, обмена услугами и непотизма). Изначально в таких учреждениях просто не обойтись без помощи богатых родителей. Опубликованный в интернете список потенциальных кандидатов на низовой пост в госкомпании одной из провинции включал сведения о самых влиятельных родственниках всех претендентов.

Вместе с тем, не всякую должность можно купить за деньги. Красавец Ли Сян (Li Xiang) в возрасте 25 лет сейчас на стадии проверок и собеседований, дабы получить работу чиновника центрального аппарата. «Для меня это сложно, так как мои родители также служат в центральном аппарате, - рассказывает он. - Имеется правило, согласно которому запрещено работать в одном управлении вместе с ближними родственниками. Правила приема на работу у них намного прозрачнее, нежели на местах и в государственных компаниях. Сюда невозможно попасть за какие-то деньги либо с использованием связей».

Кушая стейк, стоивший 400 юаней, он поделился преимуществами и недостатками выбранного пути. «Зарплата у меня будет меньше - вместо необходимых 10 000 юаней, только 6 000, после вычета налогов. И в первые пару лет я будут на испытательном сроке, забирать 70% от полной ставки. Но поликлиники для чиновников – а еще и для представителей центрального аппарата – среди лучших по уровню во всей стране. Работа постоянная, с гарантированной социальной защитой. Кроме того, я на самом деле стремлюсь послужить своему народу. В связи с этим я и выбрал для себя роль консультанта при Народном политическом консультативном совете Китайской Народной Республики. А вот своих родителей я очень сильно разозлил этим решением! Они были ужасно недовольны, ругали, что я предпочел на должность, которая не имеет никакого влияния».

Подобно Ли, многие представители рожденных после 1980-го хотят усиленно помогать другим, невзирая на то, что их поколению пришит ярлык алчных материалистов. Показатели добровольческой активности на данный момент выше, нежели когда-либо ранее, хотя ощутимо ниже, чем в западных странах. Студенчество и молодые «белые воротнички» формируют НКО. Однако для их родителей выражение «благотворительность» зачастую ассоциируется чуть ли не с ругательством. «Один мой друг имеет больную жену и чувствует острую нехватку денег, - делиться аспирантка Чжан. – Как-то я решилась дать ему 500 юаней. Когда я стояла и ожидала его, у меня в голове будто бы звучал голос моей матери, которая называла меня дурой. Всякий раз, когда я помогаю кому-либо деньгами, я чувствую себя словно обманутой». Еще один мой собеседник отметил: «Когда я делюсь с мамой, что дал кому-нибудь денег, она на меня кричит, так как у меня все еще нет собственной квартиры».

Родителям, которым жизненные преграды помешали воплотить в реальность личные мечты, всегда остается невероятное искушение повести детей по тому пути, на который не смогли стать сами. Когда я встретился с Ло Цзинцин (Luo Jingqing) ее характерные манеры и ореол небольшой усталости от реальности заставили меня полагать, что ей больше своих 24 лет. Мы разговорились с ней во время обеда в Element Fresh. Учреждения данной престижной сети, сформировавшиеся в Шанхае, имеют большую популярность среди молодых профессионалов наподобие нее.

«У моей мамы всегда было четкое стремление к профессиональному успеху, - говорит мне. – Она поступила в школу языков, дабы ее не отправили в деревню [вследствие утвержденной с 1950-х по 1970-е годы маоистской политики посылки “образованной молодежи” из городских населенных пунктов в колхозы]. В качестве альтернативы этому существовала разве что вербовка в ряды армии. Затем ей удалось попасть в университет, в то время, как их заново открыли, а окончив его, ее отправили работать в японское консульство. В возрасте 27 лет, она познакомилась с будущим моим отцом. Как он рассказывал, они поженились, так как мама забеременела. Сегодня разведены».

«Она постоянно твердила мне, что я разбила ей жизнь, - рассказывает Ло. – Она вбивала мне, чтобы я не стремилась заводить детей, так как они только портят все. Она добавляла мне, что беременность остановила ее карьеру, что по причине моего появления ее жизнь зашла в угол и она стала полностью привязанной к моему папе. Это все мне приходилось слушать, сколько помню себя. Странно, не так ли?» Ло засмеялась так, как это делают люди, вспоминая о пережитых давно кошмарах: «В действительности, она всего лишь хотела, чтобы я стала точно такой, какой ей так и не удалось стать. Она когда-то мечтала быть врачом – и стремилась сделать врача из меня. Вспоминаю, как кричала на нее: “Я совсем не то, кем ты меня желаешь видеть, и никогда такой не стану”».

Вступать в противостояние с родителями для китайцев очень сложно. Вот и оказывается, один из принципов, которые Китай вынес из всех лет напряжения, – это представление об неизмеримом долге детей перед своими родителями, получившее самое четкое выражение в конфуцианском мировоззрении, однако и без этого внушаемое сотнями поговорок, выражений и легенд. «Почтительное отношение к родителям – основа всех добродетелей», - говорится в одном изречении. «Полюби то, что любят твои родители, уважительно относись к тому, что и они уважают», - продолжает другое. В большей мере данное бремя давит на девушек. Вот, к примеру, в одно стандартном руководстве по нравственности, распространяемом в 1935 году популярной конфуцианской националистической организацией, указывается на то, что «женщины рождаются с моральной обязанностью, поскольку наносят огромный ущерб семье. Так что и цель их жизни – отдать данный долг».

Ясное дело, неблагодарных детей ни в одной культуре мире не почитают, только в современных западных странах сложно найти прецеденты, когда национальная пресса возьмется активно восхвалять декана факультета, поехавшего в родное селение, для того чтобы омывать ноги собственной матери, либо, что школьников начнут заставлять стоя на коленях благодарить своих родителей. Вообще, почтение к старшим в Поднебесной установлено на законодательном уровне: за отказ от поддержки старых родителей можно выхватить и тюремный срок (пожалуй, как и все китайские законы, не приносящие непосредственную выгоду власти, данная норма используется крайне редко). Существовала даже идея того, чтобы сделать посещение родителей регулярным и обязательным.

К тому же реальность практически никогда в полной мере не сходилась с конфуцианской идеологией. Китайскому языку свойственно множество идиом, которые указывают на непочтительность детей, так к примеру, «лицемер – это человек, пренебрегавший родителями во время жизни, однако устраивавший им пышные похороны». Ведь в действительности, старики зачастую оказываются вовсе оставленными и ими частенько пренебрегают. В соседней процветающей Южной Корее с ее самой древней на планете традицией конфуцианской культуры пожилым людям часто приходится работать, к тому же они значительно беднее и вчетверо больше совершают самоубийства, нежели в общем склонная к суициду молодежь этой страны. Показатель самоубийств среди взрослых китайцев не сильно отстал от корейских цифр, и за последние десять лет увеличился в три раза. Только невзирая на это, как в Корее, так и в Китае неповиновение своим родителям теоретически является самым ужасным из всех существующих грехов.

Балинхоу - поколение 1980-х

Родительская сила часто утверждается методом кнута. Маленьких детей часто пугают «забить до смерти». Когда в западных странах сформировался ажиотаж около роли «матери-тигрицы» из известной книги Эми Чуа (Amy Chua), тогда китайская пресса усердно восхваляет «отца-волка» - предпринимателя из Гуанчжоу Сяо Байю (Xiao Baiyou), который опубликовал в 2011 году работу, которая изначально имела название «Как детей битьем загнать в Университет Пекина» («Beat Them into Peking University»). Там он расхваливает установленную им атмосферу в доме тоталитарного садизма. Так, он увлеченно делится тем, как избивал детей за случайные ошибки и не позволял им играть и иметь друзей. В ресторане европейской кухни в Пекине уже упомянутая аспирантка Чжан показывала видимые даже через чулки продолжительные белые следы на обеих ногах. «Таким образом меня била мать в детстве», - уточняла она.

Демографические показатели дополнительно подкрепляют давление семьи. В былые времена бремя ожиданий родителей распределялось между многими детьми. А вот «политика одного ребенка» сделала поколение рожденных после 1980-х в некое подножие перевернутой пирамиды. В большей степени это обозначилось на более-менее процветающем среднем классе городского населения. В провинциях методы семейного планирования оказались относительно слабым, так что у большинства людей, сейчас в возрасте двадцати-тридцати лет, имеется хотя бы один брат или сестра. В свою очередь, богатые люди могли позволить себе оплатить штраф за второго ребенка, а порою и за третьего – только, чаще всего, между детьми в итоге имелась существенная разница в возрасте. Но среди молодых «белых воротничков» каждая пара теперь вынуждена содержать по две пары престарелых родителей, к тому же порою сюда еще и прибавлялись дедушка с бабушкой. Но с учетом того факта, что система социальной защиты в Китае надежной не считается, родители смотрят на детей, как на страховку на время старости.

Так и не странно, что ярче всего это заметно в покупке недвижимости. Лишь небольшая часть может себе это позволить, но делается это, как правило, в молодые годы — в среднем в 28 лет. Трудовым мигрантам из провинций, возводящим новые жилые дома, никогда не придется в них жить, однако большинство известных «белых воротничков» уже на третьем десятке распоряжаются собственной квартирой в Пекине, цена которых в среднем от 1 миллиона до 3 миллионов юаней и приобретенные с прибылью от 5 000 до 10 000 юаней за месяц.

Деньги на это выделяют родители. Очень часто они вкладывают сюда все имеющиеся сбережения, одалживают средства у родных и близких, порою даже залезают в долги к неофициальным банкам. Данный процесс стал мощнее вследствие финансового кризиса 2008 года, когда обвалился фондовый рынок, а недвижимость по-прежнему котировалась высоко. Жажда владеть собственным жильем поразила два поколения: посреди среднего класса городского населения брак теперь почти нереален, когда одна из семей не предоставит молодоженам новую жилплощадь.

 «Взгляни на это, - сказал как-то мой знакомый, когда мы пришли в книжный магазин, и показал на ряды с рекомендациями для юношества. – Все эти книги твердят аналогичное: к 27 годам входите в брак и приобретайте квартиру, остепенитесь, заводите детей. Эта такая себе ловушка, которую поставили наши родители, дабы мы поступали так, как они этого хотят». Чэнь Чэньчэнь (Chen Chenchen), рассудительная работница газеты, не берется находить во всем теорию заговора: «Мы вот все больше соединяемся с нашими родителями. Нас связывает совместная недвижимость, и в итоге мы стаем более консервативными. Сперва мы полагали, что способны себе обзавестись своими ценностями. Вот только со временем до нас дошло, что наши родители оказались правы, а значит железная чашка риса – это разумное правило. Я выступала против того, что мои родители настаивали, чтобы я приобрела квартиру в Пекине в 2008 году, в свои 24 года, однако в 2010 году я сдалась – и сегодня рада, что совершила это своевременно. Сейчас нам известно, что деньги – это важнее всего». Бывший таксист Лю Юньчэн (Liu Juncheng) в возрасте 60 лет также ощущает, что поколения постепенно сближаются: «Кажется, наши дети, подобно и нам, изначально верили в силу общества. Только данное общество оказалось настолько извращенным, что их взгляды в скором времени поменялись, а они сами сошли с прежней дороги».

Порою ожидания родителей, относительно недвижимости, дополнительно вносят раздор в отношения. «Моя подруга, ровесница, - продолжает Ло Цзинцин, - её родители сделали первый взнос за ее новую квартиру. Сейчас ее мама проживает с ней уже почти год и дальше собирается жить там. И это в однокомнатной квартире». По мнению родителей, приобретение квартиры для чада - это не только выгодное капиталовложение, а и гарантия (ну так считают сами родители) того, что у них будет возможность провести старость в квартире с сыном либо дочерью. В некоторый период это считалось социальной нормой, к чему располагали большие домохозяйства и крупные семейства, однако сегодня, когда пожилые люди все больше остаются сами, финансовая привязанность с недвижимостью их детей предоставляет для них дополнительный рычаг влияния.

Вообще квартирный вопрос – неотъемлемая слагаемая брачных игр, а именно для тех, кто подходит к середине третьего десятка. Для среднего класса является нормой, когда родители жениха обеспечивают новую семью квартирой, когда у них нет такой. Многим квартиросъемщикам приходилось стыкаться с ситуацией, когда нужно съезжать по причине того, что у арендодателя намечалась свадьба сына. «У нас называют мальчиков “Китайским строительным банком”, так как для них необходимо сооружать квартиры, а девочек называют “Китайским торговым банком”, поскольку их можно выгодно продать», - высказался по этому поводу один китаец по имени Минь.

Очень часто СМИ порицают меркантильность среди молодежи, в качестве примера приводя поведение участницы брачного телешоу 2010 года Ма Но (Ma Nuo). Тогда безработный парень передачи задал ей вопрос, поедет ли она с ним на велосипеде, на что она заявила: «Мне буду плакать в салоне BMW, чем радоваться на велосипеде». Естественно, снимки увешанных различными украшениями веселящихся охотниц за деньгами на многочисленных сайтах знакомств и в блогах, и в правду, производят отталкивающее впечатление. Но требования, формулируемые китайскими родителями, при обращении в брачное агентство, либо указываемые на плакатах, с которыми позже ходят по выходным парками в поисках нужной пары для своих неопределившихся детей, так же основываются на деньгах, автомобилях и домах.

Жизнь, которую ведет одна знакомая, по обычаю представляющаяся английским именем Салли, хорошо показывает коммерческую и классовую составляющую теперешнего брачного рынка. Как это зачастую случается в Китае, история её жизни похода на сюжет пропагандистского марксистского повествования 1930-х годов – за исключением счастливого конца, где освобожденная дама становится членом Коммунистической партии. В университетские годы Салли встречалась с мальчиком из деревни. Он был в студенческом активе и – что очень нетипично – по-настоящему верил в коммунистические принципы. «Он оказался настолько честным, - грустно рассказывала мне она, - что даже отказывался брать себе карандаши из аудитории студенческого совета».

Только вот он не подпадал ни под стандарты Салли, ни под стандарты ее родителей. Она хотела молодого человека, который сумел бы ей дарить новые телефоны и бижутерию, а родители желали, чтобы она подыскала себе кого-то из семьи с деньгами и связями – мальчишку с гарантированной карьерой после окончания университета. Так что в скором времени она рассталась со своим поклонником и – вместе с новым носом, работу над которым оплатила ей мама, - смогла словить нового богатого студента.

А уже спустя парочку лет она поняла, что теперь роли изменились. В результате знакомства с родителями любимого ей сказали о тревожной новости. «Наша женитьба невозможно, - четко сказал он. – Мои родителям нужно, чтобы я нашел девушку из такого же класса, как им мы». Кроме того, заверил он, что будет очень рад, вдруг они будут просто любовниками, и его отец-мультимиллионер согласен выделить деньги на ее удержание.

Так что с экономической точки зрения, данная сделка казалась разумной. Но кроме безопасности и комфорта Салли нужно было получить пусть даже иллюзию романтики, а не строго коммерческую договоренность. Так что она с ним попрощалась и приступила к новым поискам. «Нужно сказать откровенно, - холодно добавила она, - мама мне сказала: “Не рассчитывай, что подберешь еще одного парня такого плана, ты ведь девственницей снова не станешь”. Так я продала себя не наиболее выгодным способом».

Женщины имеют двойственную позицию в брачной сфере. Спровоцированный нормами одного ребенка в семье и избирательным принципом абортов по половой принадлежности гендерный перекос, который стал причиной того, что в некоторых провинциях на 120 мальчиков насчитывается 100 девочек, на руку им. Только в 27 лет на них надевают ярлык «непригодна». Такая возрастная грань выглядит произвольной, однако старшее поколение усиленно ее подкрепляет.

Вот и Всекитайская федерация женщин – казалось бы феминистское сообщество, которым заправляют преимущественно чиновницы в возрасте за пятьдесят, - размещает у себя на сайте публикации на тему социальной опасности незамужних девушек и о том, как страшно оказаться не замужем в 28 лет. «Мам мне постоянно напоминает, что у меня осталось не больше двух лет, чтобы подыскать кого-либо, - томно рассказывает 25-летняя девушка. – Понятно, она хотела бы, чтобы я подобрала себе одного из тех занудных неудачников, с которыми она все время меня знакомит».

Балинхоу, Китай

Вместе с тем, когда заветные обручальные кольца, все-таки, уже появляются у молодых на руках, натиск родителей не останавливается. Дальше от молодоженов требуют детей, долгожданных внуков. В период китайского Нового года по сети кружилась цинично-остроумная шутка с требованиями и претензиями к молодежи, возвращающейся в родной дом на праздники. Когда ты одинок, то вот почему же ты ни с кем до сих пор не встречаешься? Когда уже встречаешься, то почему вы по сей день не женились? Когда женились, то почему же у вас ещё нет своих детей? А когда и они уже появились, тогда почему они не веселят нас? Помимо этого, к детям частенько прилагаются вместе родители обоих супругов, что превращает обстановку в еще более напряженную, когда в квартире с одной комнатой вместе оказываются ребенок, двое его родителей и все-все бабушки с дедушками.

СМИ, как правило, называют китайские представления о женитьбе «традиционным», однако в реальности наблюдается такое себе сочетание постмаоистского рвения застраховаться от неожиданностей и коммерческой романтики по западному образцу — обручальное кольцо с камнями, белое платье и далее в этом роде. Как реакция на давление со стороны общественности и родителей, требующих полагаться исключительно на материальной стороне, оказалась выдвинутая определенными молодыми китайцами задумка «голой свадьбы» - союза чисто по любви, без квартиры, дорогого кольца, церемонии и автомобилей. Это смотрится более чем романтично, однако часто относятся к подобной перспективе с большим подозрением, к тому же и в молодежных кругах. По результатам опроса 2010 года, проведенного порталом sohu.com, стало очевидно, что большинству девушек такая идея не нравится и выдается обычной уловкой, что дает возможность мужчинам уйти от обязательств. Тогда как, большинство парней, напротив, согласны с ней.

Дабы уйти от социальных обязательств, необходима некая смелость. Ло, к примеру, не видит смысла вообще заводить любые брачные игры, а вместо этого проживает с вовсе небогатым иностранцем, который ещё и на десять лет старше её. «Мама моя уже перестала ко мне цепляться по этому поводу, однако я знаю, что она хотела бы, чтобы я подыскала себе нормального парня из Китая с собственной квартирой и хорошей карьерой. Моему отцу нравится, что он англичанин, а не американец либо японец. К тому же я видела их несчастливый брак, так что сейчас отношусь ко всем мужчинам без особого энтузиазма. У меня нет надежд на семью. Не думаю, что способна вырастить счастливого ребенка, поэтому и буду браться за это. Не хочется задумываться, сколько квартир мне придется оставить для следующего поколения».

Забавно, что когда в отношениях между рожденными после 1980-х годов и их родителями достаточно непонимания — по причине карьеры, недвижимости, брака, — но расстояние между ними и их бабушками и дедушками существенно меньше. «Бабуля моя вполне серьезно относилась к моим стремлениям работать журналисткой, - говорит Линь Мэйлянь. – И с детства обучала меня английскому языку. Могу уверенно сказать, что с ней было куда больше общего, нежели с мамой».

«Бабушка росла в 1930 - 1940-х годах, тогда Китай был значительно ближе к остальному миру, так что она понимала, каким образом я взираю на вещи», - вспоминает она. Аналогичные вещи рассказывает множество других собеседников и дело здесь не в простой привязанности к их старшим дедушкам и бабушкам. Возводить мосты между разными поколениями помогает не один лишь космополитический потенциал периода до перекрытия границ Поднебесной, а и согласие самого старшего поколения разговаривать о минувшем.

Чжан поведала, как её дед потерял рассудок из-за преследований, поэтому бабушка вынуждена была самостоятельно поднимать четырех детей. «Работала бабушка начальницей на производстве, - делится Ло, - и стала жертвой Культурной революции. Это забавно, ведь мой дед являлся сыном помещика и в свое время ездил в школу у слуги на шее. Дальше он служил армейским офицером, но когда п мою бабушку пришли люди, он запросто с ними смешался. Тогда мою бабушку схватили и кинули в обычный “коровник” [под импровизированную стражу] на несколько лет».

«Так что, твоя мама в свои пять-шесть лет наблюдала за тем, как мать предал мужу и её схватили?» - озадачено расспрашиваю я.

«По всей видимости, так. Дед взял и исчез на многие годы. Было трое детей и о самых младших приходилось заботиться старшей из них. А ей тогда было всего лишь 14».

Ло рассказала об этом не своя мать, которая, как все её поколения отдают предпочтение молчать о былых событиях в детстве. В период Культурной революции наличие в жилах «дурной крови» интеллигентов либо помещиков означало быть притесняемым в школе, регулярно избиваемым, урезанным в пайке и забирало любые жизненные перспективы. Только доносы на родителей не настолько приветствовались в Китае, как это было в Советском Союзе. Но случалось разное. Один китайский знакомый, которому сегодня за 50, однажды рассказал, что был вынужден убить родного брата, дабы тот не раскрыл тайну родителей, которые имели запрещенные книги. Многие и осуждали подобную практику, но детей заставляли писать записки: «Даже если она моя мать и родила меня, она является контрреволюционером, а значит моим врагом». Миллионы китайских детей видели, как их родителей преследуют, гонят, бьют, закрывают в тюрьмах или стреляют.

У будущего государственного служащего Ли отношения с его родителями теплее и лучше, нежели у других моих собеседников – послужило этому то, что он намеренно прилагал усилия, дабы суметь понять своих отца и мать. «В моем возрасте им приходилось вовсе не легко. Вынуждены были очень много работать, чтобы оказаться теми, кого я теперь сильно уважаю. Мама из совсем простой семьи, из тружеников, для неё было непросто пробиться в ВУЗ. А бабушка тогда не считала ее хорошей парой для отца. Она думала строго в классовых категориях, вот только ей и пришлось изменить имя и убегать на север, дабы не стать жертвой Культурной революции. Она представитель интеллигенции, все ее семейство проживало в Шанхае. После возвращения туда она пыталась отыскать родных, однако не нашла каких-либо следов. Все пропали: родители, сестры, братья, кузины, племянники».

Но наиболее ужасающую историю о поведении родителей рассказала мне молодая девушка, пожелавшая не называть в публикации ее имя. Назовем ее Лили. Эта умная и успешная изысканная красавица терпела со стороны матери регулярные оскорбления и ругань. Выслушивала слова матери о том, что она уродливая, ленивая, дурная. Апогей наступил, когда Лили достигла 24 года. Мать прислала ей длинное письмо, где твердилось, что ее усыновили, а ее чрезмерные недостатки ещё раз демонстрируют: она – вовсе не дочь собственной матери и что как раз поэтому мать ее совсем не любила и уже никогда не полюбит. Лили в истерике со слезами позвонила отцу и спросила, чего же он никогда ей про это не говорил. «Ты вообще о чем? – непонимающе возразил он. – Я находился рядом, в то время, как ты рождалась!»

В результате мать Лили частично признала, что письмо было выдуманным, сочинённым в очередном нашествии злобы и ярости. Однако семя сомнения все-таки было посеяно. Самым ярким доказательством того факта, что она родная дочь своих родителей, Лили принимается показывать свои кудряшки на волосах.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Культурные ценности

Июль 05, 2015

Сады Шанхая – жемчужины китайского садоводства

Юйюань Сад Радости или Юйюань (豫园) – один из самых известных классических парков Китая, и уж точно самый известный в Шанхае. Парк был построен более 400 лет назад, во времена правления династии Мин. Его создал Пань Юньдуань, бывший казначей, чтобы порадовать…
Июнь 19, 2015

Сады Сучжоу

Город Сучжоу, расположенный в провинции Цзянсу, на юго-востоке Китая, часто называют «восточной Венецией». Прогулявшись по городу хоть раз, вы поймете, что такое сравнение вполне оправдано. Город стоит на Великом канале Китая – водной артерии, соединяющей…
Май 26, 2014

Монастыри Китая – колыбель старинных религий

На территории КНР существует большое количество старинных монастырей и храмов, которые…
Нояб 07, 2013

Необычная пустыня Гоби в Китае

Название пустыни Гоби переводится с монгольского языка как что-то на подобии «покрытой…
Окт 27, 2013

Национальный парк Китая Чжанцзяцзе

Китай на весь мир достаточно славится не только лишь собственными изобретениями,…

Популярные города

Октябрь 31, 2017

Город Нинбо, Китай

На территории северо-восточной части китайской провинции Чжецзян расположился город Нинбо. В переводе с китайского языка его название означает «Спокойные волны». Северные окраины Нинбо окутывают воды залива Ханчжоувань. Восточный регион города находится около…
Октябрь 31, 2017

Город Муданьцзян в Китае

Город Муданьцзян расположен в северо-восточном регионе Китая, в провинции Хэйлунцзян, по берегам одноименной реки. Население немногим более шести ста сорока шести тысяч человек, а когда к этому показателю добавить количество населения пригорода, то общее…
Окт 31, 2017

Город Чжухай (Zhuhai), Китай

Чжухай – небольшой город (по местным меркам), расположенный в провинции Гуандун в южной…
Окт 31, 2017

Город Шаосин – Венеция в Китае

Шаосин - китайский город в провинции Чжэцзян. Округ находится на юге от реки Янцзы и весь…
Июль 05, 2015

Шаньдун – одна из самых развитых провинций Китая

Провинция Шаньдун (山东) находится на востоке Китая, с трех сторон омывается водами Желтого…

Пляжные курорты

Январь 07, 2014

Лечение в китайском Даляне

Традиционная китайская медицина и их классическая фармакология уже долгое время и очень даже заслуженно вызывают огромный интерес по всему миру. Восточная медицина уходит своими корнями в древнейшие времена — одной из начальных книг по китайской медицине…
Март 20, 2013

Курортный городок Дадунхай (Dadonghai, China)

Дадунхай – один из популярнейших курортов на острове Хайнань. Находится в…
Март 08, 2013

Курортный город Байдахэ (Beidaihe,China)

Одним из популярнейших курортов Китая является Байдахэ. Административно он подчиняется…

Новости Китая

Январь 10, 2014

За 2013 год в Китае высажено более 2 миллиардов саженцев леса

Прошлый 2013 год ознаменовался для Китая резким увеличением озеленения территории. Так новые саженцы леса увеличились на площади в более чем 90 миллионов му (15 му – около 1 гектара). Фактически план озеленения Китая за 2013 год не только выполнен, но и…
Янв 08, 2014

Общее количество курильщиков в Китае превысило 1 млрд.человек

По данным официальной статистики Китая число курильщиков перевалило за 300 миллионов…
Апр 28, 2013

Гостиницы Пекина – цены и правила поиска

Как известно Пекин является столицей Китайской Народной Республики, город с богатейшей…